18:54 

Дженс
Ашер дышал тихо и с легким присвистом, но зато ровно и самостоятельно. Смуглое лицо казалось сероватым, под глазами залегли глубокие тени, нос заострился. Но он был жив. И это было главным.
Давно уже Антес не чувствовал себя так по-идиотски, как когда ему завязали глаза и посадили на лошадь. Меры предосторожности этих ребят не лезли ни в какие рамки. Неужели они действительно думали, что в его состояние он был способен запомнить дорогу, чтобы позже продать этот секрет подороже? С другой стороны, не будь этих мер предосторожности, вряд ли дикие смогли бы выжить после войны.
О том, что «эти ребята» были сородичами Дженса и Дженнис до него дошло только когда он покачивался в седле и прилагал немало усилий чтобы не думать о том, выдержит ли Ашер эту дорогу. Это было очевидно с самого начала, но тогда голова была занята другим. Однако стоило задуматься, как картинка сложилась и он мог только недоумевать, как не понял этого раньше. И с невеселой ухмылкой вспоминать свое предположение о том, что встретился с эльфами. Эльфы куда больше отличались внешне от людей, в бою предпочитали стрелы мечам, а с их меткостью им бы не составило труда перестрелять разбойников, не боясь задеть не тех. И эльфы, несмотря на присущее дивному народу высокомерие, не отказали бы от помощи раненому только из-за того, что он человек.
Подумав, Антес понял, что уже не может быть в этом уверенным. Он давно уже не встречался с эльфами (за исключением, конечно же, Линнэра), и лишь однажды судьба занесла его в Серебряный Лес, когда он только-только прошел День Посвящения. Тогда эльфы встретили его приветливо, позволили пересечь лес и даже безопасные тропы подсказали. Правда, весьма вероятно, что таким нехитрым образом они просто удостоверились в том, что чужак не будет блуждать по лесу и докучать его обитателям. Но с тех пор прошли годы, и не сказать, что за эти годы отношения дивного народа и людей не перетерпело изменений в худшую сторону. Эльфы теперь наверняка тоже настороженно относятся к чужакам. Правда, в этом им все равно далеко до диких. Как и любой другой расе Альенора.
Когда они добрались до общины, его затолкнули в крохотную каморку и только тогда развязали глаза. Ашера рядом не было, что возмутило его до глубины души. Но Ортиз, сопровождавший его все это время, лишь улыбнулся в бороду.
- Тебе нечего волноваться, приятель. Твоим другом сейчас займется Мирана, и ей совершенно не нужно, чтобы ты дышал ей в затылок. Когда она закончит, мы отведем тебя к нему, обещаю. Кстати, ты сам-то как? Тебя не зацепили?
- Нет, - буркнул Антес.
- Вот и прекрасно. Постарайся отдохнуть. Тебе сейчас принесут ужин.
Молодой дикий и впрямь вскоре появился на пороге каморки с подносом еды, но Антесу кусок не лез в горло. Он то неподвижно сидел на соломенном тюфяке, то мерил шагами комнату. Вынужденное бездействие угнетало. И, когда дверь снова открылась, он с трудом сдержал вздох облегчения.
Ортиз посмотрел на нетронутую еду и неодобрительно покачал головой.
- Это не дело, приятель. Тебе нужно поесть.
- Как он? – выпалил Антес, пропустив замечание дикого мимо ушей.
- Жить будет. Я же говорил, наша Мирана и не таких вытаскивала. Сейчас он спит. Я отведу тебя к нему, только возьми свой поднос и пообещай, что поешь.
Антес взял поднос в руки и мысленно приготовился к тому, что ему опять завяжут глаза. Но Ортиз даже не подумал об этом и пошел вперед, доверчиво подставляя воину спину. Антес молча последовал за ним. Они поднялись по лестнице, вышли в широкий холл, потом поднялись на еще один этаж и Ортиз толкнул третью по счету дверь, из под которой пробивался оранжевый свет.
Эта комната была намного просторнее той каморки, где сидел Антес, и в ней даже имелось окно, плотно закрытое ставнями. Ашер лежал на кровати, и Антес устремился к нему, напрочь забыв обо всем. Краем сознания он отметил, как за спиной щелкнул замок, но не придал этому никакого значения. Ашер был жив, и все остальное казалось совершенно неважным.
Они мигом нашли общий язык в Храме, он, родившийся в крохотной рыбацкой деревушке на берегу Западного моря и Ашер, выросший в обласканном солнцем Тамирре. Они были совершенно разные, и внешне, и по характеру, но это придавало их дружбе пикантный вкус и они как будто дополняли друг друга: молчаливый, угрюмый и отличающийся бараньим упрямством Ашер, твердо стоящий на земле, и Антес, душа компании, всегда отличавшийся повышенной рассеянностью и витанием в облаках, за что нередко получал по голове. Ближе ко Дню Посвящения их характеры сгладились, Ашер заразился от друга легкостью нрава, а Антес прекрасно понимал, что если бы не Ашер, все время опускающий его на грешную землю, черта с два он смог бы закончить обучение вовремя; в лучшем случае, он бы остался в Храме еще на несколько лет, а в худшем у Мастера Ноэля лопнуло бы терпение и он выставил бы его пинком под зад. Ни с Тайром, ни с Дженсом и Дженни, к которым он очень привязался за время обучения в Храме, он не был так близок. С годами их дружба лишь крепла, а в Храме их называли близнецами, разлученными при рождении. И Антес просто не мог представить себе, как жить дальше, если его второго «я» больше не будет.
К счастью, об этом можно пока не задумываться.
- Как же мы так влипли с тобой, приятель, - пробормотал Антес. – Кто бы мог подумать, что простой заказ может вылиться во все это...

Прежде чем покинуть Гэлмор, Ашер проверил один из своих «маячков». Вернулся он в глубокой задумчивости.
- По твоему виду может показаться, что вместо «маячка» от клиента тебя там ждала прекрасная нимфа, - не удержался Антес. – Которая, к тому же, огрела тебя пыльным мешком по голове.
- Я получил заказ, - озадаченно отозвался Ашер. И, прежде чем Антес успел что-то съязвить, добавил: – Двойной.
- Мне кажется, после отряда Дженса и Дженни, двойной заказ уже не настолько удивительная вещь, - помолчав, сказал Антес. – Может, просто клиенты щедрые пошли?
- Может, - согласился Ашер. – Только мне это кажется подозрительным.
- Почему?
- Потому что со Дня Посвящения я по пальцам могу пересчитать двойные заказы. А тут мы только закрыли аж тройной контракт, с Флоренс, а тут бац! и еще один заказ. И тоже на двоих. Где-то сдох слон.
- А, по-моему, ты просто себя накручиваешь. Заказчик подписался?
- Да. – Ашер развернул пергамент, который до этого нервно крутил в руках. – Какой-то герцог, кажется... Да, точно, герцог Илтаир. Слыхал о таком?
- Нет, но я в саллерской знати никогда не разбирался. Герцог, вроде, это высокий титул?
- Угу.
- Значит, денег у него должно быть достаточно, и он может позволить себе раскошелиться на двоих воинов Храма. Почему бы и нет?
Ашер молча пожал плечами.
- Не подумай, что я уговариваю тебя взяться за это дело. Но мне действительно кажется, что ты беспокоишься на пустом месте. Хочешь, я поработаю с тобой?
- У тебя, вроде, был клиент в Рам-Алил? – невольно улыбнулся Ашер.
- Не клиент, а потенциальный клиент, - поправил Антес. – Подождет. В крайнем случае, найдет себе другого наемника. Кстати, это он может сделать и за то время, пока я доберусь до него. А тут заказ сам в руки идет.
- А я уже думал, что тебе надоело работать вместе.
- Возможно, до этого недалеко, - лукаво прищурился Антес, - но пока еще нет. Черт возьми, Ашер, ну что я уламываю тебя, как девицу на сеновале? Если ты не хочешь брать этот заказ, так и скажи, и закончим разговор.
- Да я сам не знаю, - вздохнул Ашер. – Пожалуй, можно будет встретиться с клиентом, узнать, что он хочет. Отказаться мы всегда успеем.

Но на встрече, назначенной в соседнем городке, вместо клиента их встретили две дюжины вооруженных мужчин. Намерений они не скрывали, и одолеть двух воинов Храма им не составило особого труда, несмотря на отчаянное сопротивление последних. После тщательного обыска, их крепко связали и заставили тащиться вслед за отрядом в лес. Достигнув лагеря, пленников привязали к дереву и оставили в покое. Ашер и Антес терялись в догадках о том, кто могли быть эти люди, и что им от них нужно. Их ни о чем не спрашивали, с ними никто не разговаривал. Был ли «маячок» от герцога ловушкой, или же эти люди не имели к нему никакого отношения – оставалось неизвестным.
В произошедшем Антес всецело винил себя, в конце концов, именно он уговорил сомневающегося друга. К чести Ашера стоило отметить, что он не сказал и слова упрека. По правде говоря, он не сказал вообще ничего; воины Храма, не сговариваясь, решили хранить молчание. Но за долгие годы знакомства Антес давно научился чувствовать настроение друга, и ему не нужны были слова, чтобы понять, что Ашер на него не сердится. Впрочем, в данной ситуации ему вполне хватало собственной бессильной злости.
Молчаливое самобичевание продолжалось всю ночь, с краткими перерывами на сон; стоило расслабиться и задремать, как проклятые веревки еще сильнее впивались в тело и возвращали к мрачной реальности. А утром появилась эта девочка с золотыми глазами, кашей и подозрительно знакомым ножом, которым она, воровато оглядываясь, старательно резала тугие узлы, то и дело сдувая с глаз непослушную прядь. Затем, словно черти из табакерки, появились Дженс и Джен (как они там оказались?), потом этот отряд диких, принцесса... Все происходило чересчур быстро; Антес чувствовал, что его закручивает в водоворот событий, и он с трудом удерживает голову над водой. А теперь еще и Ашер ранен... Он даже не заметил, когда это произошло; враги сумели оттеснить Ашера и Дженса на другой край поляны, а они с Джен так и остались под деревом. Если подумать, на месте Ашера мог оказаться любой из них. Черт возьми, уж лучше бы это было он сам. По крайней мере, тогда бы он точно знал, что заслужил это...
Мрачные мысли прервал щелчок замка. Антес обернулся и удивленно вскинул брови. На пороге стояла принцесса. Она успела переодеться в простое платье и распустить волосы, а в руках у нее был исходящий паром тазик горячей воды.
Запоздало обругав себя, Антес вскочил на ноги, подошел к ней и мягко, но настойчиво, отобрал тяжелый тазик.
- Извини, что нарушаю ваше уединение, - сказала принцесса, - но твоему другу нужно промыть раны и сменить повязку.
- Сделаю, - кивнул Антес. Принцесса внимательно посмотрела на него и в уголке ее губ Антес заметил улыбку.
- Не думай, что я сомневаюсь в твоих умениях, но позволь мне сделать это, - попросила она. – Мирана использовала кое-какие травы и средства, с которыми ты вряд ли знаком.
Антес настолько не ожидал услышать просительные нотки в ее голосе (по его небольшому опыту общения с представителями королевских семей, те умели только приказывать), что безропотно поставил тазик на столик возле кровати и посторонился. Принцесса закрыла дверь, пододвинула табурет к кровати и, откинув одеяло, сноровисто начала разрезать повязки. Антес завороженно наблюдал за ее действиями. Под тканью обнаружились потемневшие продолговатые листья, которые принцесса аккуратно сняла и завернула в грязные тряпицы, после чего тщательно омыла руки в чаше с водой, стоявшей на большом столе.
- Ты так и не поужинал, - неодобрительно отметила она.
- Аппетита нет, - хмуро отозвался Антес.
В глазах принцессы промелькнуло странное выражение.
- Я понимаю, - мягко сказала она, усаживаясь обратно на табурет и окуная чистую ткань в горячую воду. – Но ты должен заставить себя. В конце концов, ты же воин Храма и должен быть готов к любым неожиданностям.
- Слухи говорят, что община диких – самое безопасное место во всем Альеноре.
Принцесса на мгновение замерла, а потом снова продолжила неторопливо обтирать тело Ашера смоченной в отваре тряпкой.
- К сожалению, слухи не всегда говорят правду.
Антес промолчал, но принцесса не ждала его ответа. Некоторое время он молча наблюдал за ее работой, мысленно отметив, что ее лицо было спокойным и сосредоточенным, без тени недовольства или брезгливости. Ее скупые но точные движения выдавали целительницу, или же просто женщину, привыкшую к мало аппетитной работе. Если не знать правду... Антесу бы и в голову не пришло, что женщина, ухаживающая за его другом – наследная принцесса. В его картине мира это просто не укладывалось. Принцесса, которая обрабатывает чужие раны, принцесса, руководящая вылазкой и отлично умеющая владеть оружием, принцесса, так спокойно отнесшаяся к тому, что он на нее орал, не жалея сил – это все казалось просто невероятным.
Кстати, об этом...
- Я хочу извиниться за то, что кричал на тебя, - сказал Антес. – Я...
- Ты боролся за жизнь друга, - пожала плечами принцесса. – Я понимаю. Я прекрасно знаю, каких друзей ты приобретаешь в Храме... и как больно их терять.
Давно уже Антес не чувствовал себя настолько глупо.
- Мне очень жаль, - пробормотал он.
- Тебе не стоит беспокоиться, - продолжила принцесса. – Мирана сказала, что кризис миновал; состояние твоего друга тяжелое, но стабильное. Он поправится.
- Спасибо... ваше величество.
Принцесса метнула на него короткий взгляд.
- Меня зовут Лорэйн. И мне куда больше по душе когда меня называют именем, которое дала мне моя мать, нежели титулом, который мне не принадлежит.
- Когда Дженс назвал тебя принцессой, ты, вроде, не возражала. Разве он ошибался?
- Нет. – Лорэйн снова окунула тряпку в отвар и тщательно отжала. – Мой отец был внуком принцессы Арины, спасшейся в ночь последней битвы вместе с королевой Лайхэн.
- А раз ты его дочь, то являешься наследной принцессой диких, - докончил Антес.
Взгляд ярких синих глаз задержался на нем чуть дольше.
- Я не выбирала где родиться, - помолчав, сказала Лорэйн. – А титул принцессы имеет смысл только когда есть королевство, которым нужно управлять. Но его нет. Уже две сотни лет как нет. И, соответственно, смысла в этом титуле тоже нет.
- Но ведь дикие по-прежнему живут в Альеноре, - возразил Антес. – И я видел, как смотрели на тебя твои соратники, и как охотно подчинялись каждому твоему слову. Даже когда ты ради нас решила нарушить законы вашей общины...
Лорэйн от души расхохоталась. Антес молча поднял брови, но не смог не отметить, что принцессе диких веселье к лицу: улыбка продемонстрировала ровные белые зубы и ямочки на щеках, а глаза заискрились, озаряя лицо нежным сиянием.
- Ты думаешь, они подчинялись мне, потому что я принцесса?
- Думал, - буркнул воин. – Но, судя по твоему смеху, я ошибался.
- И еще как. – В ее глазах плясали черти. – Хранитель назначил меня главной в этой вылазке. И не потому что я родилась в «правильной» семье, а потому что я воин Храма и он полагается на мой опыт. А если в отряде каждый будет делать только то, что он считает нужным... ты сам понимаешь, чем это может закончиться.
- Ты училась в Храме Амрун?
- Почему это тебя так удивляет?
- Я еще никогда не слышал о принцессе, которая прошла обучение в Храме.
- Зато принцев всегда хватает, особенно младших и внебрачных. – Лорэйн снова рассмеялась и тут же посерьезнела. – Знаешь, в том, что королевства, престол которого я могла бы унаследовать, больше нет, есть и светлые стороны. Одна из них – моя свобода выбора.
- Ты сама захотела стать воином Храма?
- Разумеется! Отец, конечно, был против, он считал, что жизнь наемника не к лицу его дочери, правнучке самой Арины. Но мама меня поддержала. И Хранитель тоже.
- А чем они это мотивировали?
- Они сказали, что мне будет полезно посмотреть на Альенор своими глазами. И в этом случае мне не помешает знать с какого конца браться за меч. Отец, кстати, до последнего надеялся, что Мастер Андрэ направит меня на дорогу целителя. Быть может, это к лучшему, что он умер, так и не узнав, что его дочь стала наемным воином.
Антес снова почувствовал себя глупо.
- Мне очень жаль, - тихо повторил он.
- Это было давно, - негромко сказала Лорэйн. – Я уже отплакала свое.
- Мой отец тоже не дожил до моего Дня Посвящения, - неожиданно для себя сказал Антес. Принцесса подняла голову и внимательно посмотрела на него. – Сгорел от лихорадки, буквально за неделю. Я узнал об этом слишком поздно... мать не хотела отвлекать меня от обучения и послала письмо только незадолго до недели отпуска. Все-таки хватило ума дать мне пережить этот удар в окружении друзей и Мастеров, а не узнать об этом на месте.
Лорэйн помедлила и осторожно накрыла рукой его ладонь.
- Представляю, как тебе было тяжело. У тебя даже не было возможности с ним попрощаться.
- Я очень долго сердился на мать за то, что она скрыла от меня правду, - горько усмехнулся Антес. – На нее и на братьев... старший уже был взрослым и мог бы и сам меня оповестить. Но они все словно воды в рот набрали. Как же, Ант обучается в Храме, его нельзя отвлекать на мирские глупости! Хотя Мастер Ноэль бы меня отпустил, я знаю. Когда у Ашера погибла сестренка, его отправили домой на неделю, помочь матери...
- Вы проходили обучение вчетвером? С Дженсом и Дженнис?
- Нет, нас было пятеро. С нами был еще один парень, Тайр. Он был лидером нашего выпуска и... себе на уме. Открытый, веселый, с ним всегда было очень легко, и в то же время он отлично умел незаметно держать дистанцию. Я его уже года три не видел... – Антес задумчиво почесал в затылке и только тут заметил, что рука принцессы все еще лежит на его руке. – А сколько было в твоем выпуске?
Лорэйн, проследив за его взглядом, заметно стушевалась, убрала руку и, повернувшись к Ашеру, стала накладывать свежие листья на его рану.
- Четверо. Двое мальчишек и две девчонки, включая меня. После смерти Ника нас осталось трое. Мэй отошла от дел, год назад родила чудесных двойняшек и надышаться на них не может. Олли тоже женился, но, насколько я знаю, частенько берет заказы, правда, старается попусту головой не рисковать. Семью кормить надо, но оставить жену вдовой а детей сиротами ему совесть не позволяет. Одна я неприкаянная, и упорно делаю вид, что не замечаю намеков Хранителя на то, что мне пора бы подумать о продолжение королевского рода. Он пока только намекает, но, боюсь, скоро перейдет к более действенным методам, и тогда прикидываться дурочкой будет сложнее.
- А разве тебе этого не хочется? – вкрадчиво поинтересовался Антес.
- Детей? В теории, конечно же, я хочу родить, желательно, не одного. Но стоит мне подумать о том, какой ад предстоит пройти... – Лорэйн покачала головой и потянулась за свежей повязкой. – Ты не представляешь, как вам, людям, повезло, что вы можете так легко размножаться. У нас с этим очень сложно. Зачать ребенка трудно, выносить его – еще тяжелее, редкие роды проходят без осложнений, а эпидемия уносит двух из каждых трех младенцев. Я не готова к этому. Пока еще не готова.
- Но твой Хранитель...
- Хранитель больше всего на свете боится, что со мной что-то случится и на мне королевский род, уходящий корнями в дремучую древность, прервется. С одной стороны я его понимаю, но с другой... Я не племенная кобыла. И я не выбирала в какой семье родиться. – В глазах принцессы полыхнул мрачный огонек. – Я хочу родить детей от мужчины, которого буду любить, и тогда, когда почувствую, что готова стать хорошей матерью, а не из чувства долга. – Лорэйн опустила голову и тяжело вздохнула. – Порой я даже думаю, что мне повезло, что была война и Эмирона больше нет, - тихо призналась она. – Потому что в ином случае, я не смогла бы жить той жизнью, которая мне нравится. Потому что я наследная принцесса, и всем должна. В том числе и принести стране наследника. И никто бы меня не спросил, чего я хочу.
Некоторое время они молчали.
- Говорят, чем выше положение человека, тем меньше у него свободы, - произнес Антес. – Похоже, у диких это точно так же.
- Наверное. – Лорэйн завязала повязку, бросила тряпку в ведро и поднялась. – Тебе чего-то здесь не хватает? Может, ты что-то хочешь?
- Мне бы хотелось глотнуть свежего воздуха.
Лорэйн отвела глаза.
- Хранитель еще не вынес своего решения по этому делу. Пойми, ты первый человек за два века, оказавшийся в нашей общине и мы никак не можем понять, что с тобой делать.
- Отпустить? – с иронией предложил Антес.
- Твои друзья пытаются этого добиться. И я добавлю свой голос. Надеюсь, Хранитель к нам прислушается.
- Спасибо, - растерянно пробормотал воин.
- Ты кажешься мне хорошим человеком, Антес, - просто сказала принцесса, - и мне хочется тебе верить. Я только надеюсь, что ты меня не подведешь.
- Ни за что, - отчеканил Антес.
- Вот и хорошо. – Лорэйн улыбнулась и на ее щеках снова заиграли ямочки. – Я скажу твоим друзьям, что тебя можно проведать. И знай, что за дверью этой комнаты всегда кто-то находится. Если тебе что-то нужно – просто постучи и скажи. И прости пожалуйста за это неудобство.
Только когда она уже взялась за ручку двери, Антес решился.
- Лорэйн.
Она обернулась и выжидательно подняла брови.
- Спасибо тебе. За все.
Ее глаза потеплели, а на щеке появилась ямочка. Принцесса молча кивнула и вышла из комнаты. Антес вздохнул и посмотрел на спящего Ашера.
- Все-таки, влипли мы с тобой, приятель. Ты даже не представляешь, насколько.

@темы: new, Лорэйн, Ашер, Антес

URL
Комментарии
2016-06-28 в 19:11 

Рейн Дэйтере
Believe in the Ideal, not the Idol. (c) Serra
И почему я рад за Антеса?.. =)

2016-06-29 в 16:00 

Дженс
Рейн Дэйтере,
И почему же? :)

URL
2016-06-29 в 16:07 

Рейн Дэйтере
Believe in the Ideal, not the Idol. (c) Serra
Не хочу спойлерить. :tease2:

Но мне нравится эта пара Антес-Лорейн. ))

Отправлено из приложения Diary.ru для Android

2016-06-29 в 16:35 

Дженс
Рейн Дэйтере,
Они хорошие, да :) И динамика у них получилась отличная, сама не ожидала...

URL
     

Творческая мастерская

главная