Дженс
Солнце стояло высоко когда им, наконец, удалось обнаружить первый Знак. После этого дело пошло веселей, и уже через два часа между деревьями мелькнула струйка дыма: первый признак того, что совсем рядом находится жилье. Они облегченно вздохнули, обменялись улыбками и прибавили шагу.
В какой-то момент Дженс невзначай взял ее за руку и слегка сжал пальцы. Джен бросила на него короткий взгляд и едва заметно качнула ресницами. Она сама уже минут пять чувствовала, как за ними наблюдают два внимательных глаза. Вряд ли это были дозорные отряды, хотя бы потому что они совершают обход ночью; впрочем, кто знает, какие нравы царят в этой общине... Но в Джен с каждым шагом крепла уверенность, что это не патруль.
В какой-то момент она вдруг резко остановилась и подняла голову. Скользнувшая по веткам тень могла быть, конечно, просто обманом зрения. Но...
- Выходи, бельчонок, - ласково позвала девушка. – Мы тебя не обидим.
Некоторое время царила тишина, а потом ветки над головой задрожали, осыпая золотистые листья. Прямо перед ними на землю спрыгнула девочка, лет двенадцати на вид. Растрепанные косы, исцарапанное лицо и прищуренные глаза, отливающие на солнце расплавленным золотом и впрямь придавали ей сходство с лесным зверьком.
- Кто вы такие? – с вызовом спросила она.
- Я Джен, а это мой старший брат, Дженс. А как тебя зовут, бельчонок?
Девочка вскинула подбородок, пряча неуверенность под напускной бравадой.
- Меня учили, что нельзя открывать свое имя незнакомцам!
- Интересно, что ты запомнила только это, и забыла о том, что тебя еще учили не разговаривать с незнакомцами и не уходить одной далеко от общины, - заметил Дженс, насмешливо улыбаясь.
Девочка заметно напряглась, явно готовая в любой момент дать деру.
- Кто вам сказал про общину?
- Успокойся, бельчонок, я же сказала, мы тебя не обидим. – Джен метнула косой взгляд на брата и снова повернулась к девочке. – Мы разыскиваем общину Сандера. Ты ведь оттуда?
- С чего вы взяли? – хмуро буркнула девочка.
- Потому что в твоем возрасте я точно так же бегал по деревьям, несмотря на приказы взрослых, и в то же время никогда не удалялся слишком далеко от дома, потому что, понимал, что они правы, - улыбнулся Дженс. – Мы знаем, что почти пришли. Знаем, что, кроме общины Сандера, здесь поблизости нет никакого жилья. И, прости, малыш, но я не верю, что ты живешь дикаркой в гордом одиночестве.
Девочка снова задрала веснушчатый нос.
- Это еще почему?
- Потому что для дикарки ты уж больно чистенькая, - рассмеялась Джен. – Ты представляешь, на что похож человек, который провел в лесу хотя бы две недели?
Девочка улыбнулась, но тут же взяла себя в руки и посерьезнела.
- Я не скажу вам, где община. А вдруг вы враги?
- Бельчонок, - устало произнесла Джен, - мы не просим тебя открыть нам такую важную тайну. Мы и сами дойдем, просто это займет немного времени. Ты можешь опередить нас и доложить дозорному отряду о нашем приближении. Или сообщить Сандеру, что Дженс и Дженнис из общины Эйнара желают с ним встретиться. Мы были бы очень признательны, если ты действительно сможешь предупредить вашего Хранителя.
- Но, хочу заметить, - добавил Дженс, - что мы не враги.
Девочка некоторое время молча смотрела на них, напряженно что-то обдумывая, а потом, не говоря ни слова, вскарабкалась на дерево, действительно, как белка, и исчезла в густой листве.
- Славная девчушка, - с теплой улыбкой произнесла Джен. – Старший, я такая же была?
- Не считая того, что в этом возрасте ты уже была в Храме, - пожал плечами Дженс. – Да. Такая же. Только рыжая. Но, судя по всему, до общины и впрямь недалеко. Ищи Знак, сестренка. Он должен быть где-то поблизости.

Первые годы после войны скрытность и подозрительное отношение к чужакам стали залогом выживания диких. За прошедшие два столетия эти качества впитались с молоком матери и стали одной из отличительных черт расы. Дикие привыкли скрываться под личиной человека, не доверять новым знакомым и с большой неохотой расширяли свой круг общения. Но внутри общины отношения были совершенно иными.
Община была семейным очагом. Их было около десяти, расыпанные по Альенору, тщательно спрятанные в глухих чащах, - дикие, подобно эльфам, предпочитали селиться в лесах, где легко прокормиться, лишь один отряд беженцев ушел далеко на юг, - существующие почти автономно от всего Альенора. Почти – потому что со временем все чаще и чаще дикие осмеливались выходить в города, торговать пушниной и целебными травами, и на вырученные деньги покупать необходимое для жизни общины.
Беженцы считали общины временным убежищем, справедливо опасаясь, что со временем выбранное место не сможет больше вместить и прокормить все семьи. Но эти опасения не оправдались. Низкая рождаемость и высокая смертность среди детей привели к тому, что за два столетия численность населения каждой общины увеличилось ненамного. К тому же, молодежь часто покидала дом и пускалась в странствия по Альенору; немногих, как Дженса и Дженнис, отдавали в Храм, остальные избирали путь странника или торговца. Правда, со временем многие ушедшие все же возвращались в лоно общины. В свое время Джен твердо решила, что если у нее будет ребенок, она родит и вырастит его в общине.
Между собой общины поддерживали связь, постоянно обмениваясь новостями. Магии они не доверяли, голубиной почте тоже: если птицы постоянно будут летать по одному маршруту, местонахождение общины будет легко обнаружить. Старейшины посылали гонцов, которые встречались в заранее оговоренных местах и передавали друг другу информацию. Этот способ был довольно медленным, зато надежным. Несмотря на то, что с войны прошло уже два века, дикие по-прежнему тщательно оберегали тайну своих общин. Среди людей они уже давно превратились в полузабытые сказки. И результат сказался: сейчас, когда во всем Альеноре было неспокойно, мирную жизнь общин ничего не нарушало...

Когда между деревьями обозначился просвет, они переглянулись, обменялись молчаливыми кивками и неторопливо вышли из под сени деревьев. Их встретили блеск стальных наконечников: шестеро диких стояли широким полукругом, недвусмысленно целясь в них из луков. Чуть поодаль стоял высокий крепкий мужчина с изборожденным морщинами лицом и совершенно седыми волосами. Рядом с ним была темноволосая женщина средних лет; ее ясные светлые глаза смотрели внимательно и цепко. Из-за ее спины выглядывала знакомая исцарапанная мордашка.
Они снова переглянулись и Дженс сделал короткий шаг вперед, подчеркнуто игнорируя напрягшихся лучников.
- Меня зовут Дженс, - громко и отчетливо произнес он, глядя на седого мужчину. – Это моя сестра, Дженнис. Мы из общины Эйнара, воины Храма Аннун. И... – Он перевел взгляд на женщину и осекся, широко раскрыв глаза. – Черт возьми, не может быть... Ровена?!
Женщина улыбнулась.
- Привет, Дженс. Привет, Дженни. Рада вас видеть в добром здравие.
Мужчина сделал неуловимый знак и дикие опустили луки.
- Добро пожаловать в нашу скромную общину, - произнес он, раскрыв руки в приветственном жесте. – Меня зовут Сандер, я Хранитель этого места. Вы искали встречи со мной?
- Да, - лаконично ответил Дженс. – Нам очень нужно с вами поговорить.
- Мне кажется, сейчас вам намного нужнее хороший обед и отдых, - лукаво улыбнулся Сандер. – Разговор ведь может потерпеть до вечера?
Они в третий раз переглянулись и, невольно улыбаясь, кивнули.
- Вот и хорошо, - подытожил Хранитель. – Альмир, Арнис, проводите ребят в Гостевой Дом и позаботьтесь о том, чтобы им оказали достойный прием. Ровена, нам нужно еще кое что обсудить, пройдем со мной. Остальные свободны. – Он коротко взглянул на открывшего было рот Дженса и тот осекся. – Я зайду к вам около шести, тогда и поговорим.

@темы: new, Дженнис, Дженс, Сандер, Саннара