Дженс
Он никогда раньше не бывал в этой комнате на шестом этаже, почти под самой крышей. Крошечная кроватка под балдахином наглядно свидетельствовала о том, что это была детская. Судя по аккуратным рядам дорогих игрушек, это была детская принца или принцессы, которым никогда ни в чем не отказывали. В комнате царил безукоризненный порядок, все лежало на своих местах, и от осознания, что хозяин этой комнаты никогда в нее не вернется, становилось жутко. Быть может, именно поэтому они инстинктивно сторонились жилых комнат, предпочитая большую часть времени проводить в бельевой и трапезной.
Эдгар сам не знал, что потянуло его на шестой этаж. Было раннее утро, даже солнце еще не взошло. Его стая... его отряд, мысленно поправился он, все еще спали. Вчера они засиделись допоздна, обсуждая происходящее и решая, что делать дальше; Джен настаивала на том, что они зашли в тупик, и что необходимо придумать нечто более действенное, что поможет им выполнить задание.
- За последние несколько дней мы не узнали ничего принципиально нового, - говорила она, переводя взгляд с одного лица на другое. – С тех пор, как мы поняли, что здесь находятся те, кто посылает шайки разбойников в набеги на деревни, мы не продвинулись ни на шаг. Мы до сих пор не знаем, кто они, чего добиваются, какие цели преследуют. Пора бы уже признать, что мы уперлись лбом в стену. Нужно искать другой путь. К тому же, давайте не будем забывать о том, что нам поручили детально расследовать разгром Эмирона и Ночь Безумия, что мы совершенно выпустили из виду. Эллаирэ пыталась что-то найти в библиотеке; она собирается продолжить искать информацию и в Гэлморе, но нельзя же рассчитывать на нее одну!
- И что ты предлагаешь? – спокойной спросил Эдгар.
Джен смутилась. Но ненадолго.
- Я предлагаю зайти с другой стороны. Мы с Дженсом могли бы найти одну из ближайших наших общин, поговорить со стариками. Быть может, они смогут рассказать нам что-то интересное, пролить свет на то, что происходило здесь два века назад. Быть может, они даже знают что-то о том, что здесь происходит сейчас.
- Почему ты так считаешь?
Девушка опустила голову.
- Потому что происходящее может оказаться тщательно спланированной операцией диких. Мы разговаривали об этом с Даниэлем вчера утром, и пришли к выводу, что это возможно, хотя мне лично трудно в это поверить. В любом случае, это нельзя сбрасывать со счетов. И разговор с нашими стариками сможет что-то прояснить.
- Допустим, - медленно произнес Эдгар. – А что ты предлагаешь делать мне и Линнэру?
- Я не знаю. Но продолжать следить за этой бандой, в надежде на то, что они скажут что-то, что объяснит их действия, мы можем еще очень долго и безуспешно, и в итоге просто впустую потратим время. А, учитывая обострение ситуации, такую роскошь мы себе позволить не можем.
- Ты так уверена, что этим путем мы ничего не добьемся?
- Да, - резко ответила Джен, с вызовом глядя ему в глаза.
- Хорошо. Я подумаю над твоими словами.
Умом он понимал, что она права. В ее словах был определенный резон, и в иной ситуации он первым бы поддержал ее. Но уйти из Элевсина он не мог. Он ни на минуту не забывал о задание Лилианн, больше смахивающее на приказ. Проклятая ведьма вертела им, как хотела, и он не мог ее ослушаться. Если из-за него пострадает кто-то из его стаи... его отряда... Он не может снова этого допустить. Одного раза ему хватило по горло.
Тихий шум привлек его внимание. Он вышел из детской, прошел по коридору и, помедлив перед одной из дверей, резко распахнул ее.
- Доброе утро, - невозмутимо поздоровался Линнэр.
- Доброе, - машинально отозвался Эдгар. – Что ты здесь делаешь?
- А на что это похоже?
Эдгар внимательно посмотрел на сидящего на полу эльфа, в окружении разбросанных свитков.
- На Эллаирэ, - честно ответил он.
- И не поспоришь, - рассмеялся Линнэр. – Даже место занял ее любимое.
- Что ты здесь ищешь?
Линнэр пожал плечами и, отложив в сторону свиток, грациозно потянулся.
- Лаирэ попросила меня просмотреть документацию короля, до которой она не успела добраться. Но, честно говоря, это мне не интересно.
- А что тебе интересно?
- Мне покоя не дает этот замок. Точнее, те чары, которыми он защищен.
Эдгар прошел в комнату и тоже сел на пол.
- А что с ним не так? Эллаирэ ведь все проверила и перепроверила, целый день гоняла нас туда-сюда. Здесь мы надежно защищены от всего. Я так понимаю, что даже если Альенор провалится ко всем чертям, это место может уцелеть.
- Может, - кивнул эльф. – Именно это меня настораживает.
Эдгар молча поднял бровь.
- Охранные чары, наложенные на этот дворец, делают его практически неуязвимым. В них вложена огромная сила, и заклинал дворец невероятно могущественный маг, по уровню не уступающий Архимагу Мирону. Я даже не говорю о заклинании консервации, которое успешно сняла Дженни. Мы находимся здесь немало времени, и каждую свободную минуту я ходил по дворцу, смотрел, слушал, пытался понять... Это обычный дворец, Эдгар. В нем нет ровным счетом ничего такого, что могло оправдать все эти защитные чары. И я не могу понять, зачем было вкладывать столько сил, лишь бы сохранить его в неприкосновенности.
- Быть может, замок должен был стать чем-то вроде последнего оплота диких? – предположил Эдгар.
- Но он им не стал. Вместо того, чтобы забариккадироваться в нем и спасти несколько сотен жизней, последний король Эмирона предпочел привести в действие древние чары и законсервировать дворец во времени. Почему? Должна быть причина, Эдгар, должна быть очень веская причина, по которой так важно сохранить это место. И, сдается мне, если мы сможем найти эту причину, многое прояснится.
- Это ты и пытаешься найти сейчас?
Линнэр кивнул.
- Скорее всего, мне придется спуститься обратно в библиотеку. Я хочу поискать летописи, повествующие о том, как строился этот замок.
- Это же было очень давно.
- Я знаю. Но все же надеюсь, что хоть что-то сохранилось.
- А мы не можем попросить Дженса и Дженнис воспользоваться памятью крови?
- Они не могут шагнуть так далеко назад во времени, - покачал головой Линнэр. – Быть может, если бы с нами был наследник... прямой потомок последнего короля... Но его нет. И я даже не знаю, жив ли он, или королевский род оборвался за эти два столетия.
- Почему ты считаешь, что от наследника будет больше толку?
- Потому что королевский род диких никогда не прерывался. В их истории не было переворотов и революций, и последний король был прямым потомком первых королей Элевсина. А память крови недаром называется именно так; легче всего дикий может вспомнить то, что происходило с его родственниками, близкими ему по крови. Возможно... заметь, только возможно, что наследник трона сможет проникнуть в воспоминания первых королей, при жизни которых был построен этот замок. Дженсу и Дженни это будет не под силу.
- Ты очень сведущ в этом вопросе, - заметил Эдгар.
- Я сведущ во многих вопросах, - безмятежно улыбнулся Линнэр. – Не забывай, сколько мне лет.
- Ты никогда не упоминал о своем возрасте.
- Я потерял счет где-то на третьем тысячелетии.
- Врешь!
- Вру, - согласился эльф и звонко рассмеялся. – На самом деле, конечно же, я не настолько древний. Кстати, мне бы хотелось найти хоть какое-то упоминание о маге, который помогал диким в постройке.
- Почему ты думаешь, что им кто-то помогал?
- Потому что они не могли сами сплести все эти заклинания. Они вообще ни одного заклинания не могли сплести; дикие умеют чувствовать магию, они могут воспользоваться готовыми заклинаниями, но сами колдовать не могут. Природой неприспособлены.
- Понятно, - кивнул Эдгар и поднялся на ноги. – Тебе помочь?
- Пока не нужно. Отдыхый. И ребятам дай отдохнуть, не буди их.
- Да ладно, что ты из меня зверя делаешь.
- Ты им и так являешься.
- Укушу, - пригрозил Эдгар.
- Уже боюсь, - невозмутимо отозвался Линнэр. – Иди отдохни, Эдгар. Когда ты мало спишь, ты опасен для окружающих. Того и гляди начнешь на всех кидаться.
Эдгар возмущенно фыркнул и вышел из кабинета. Но, вместо того, чтобы последовать совету эльфа, он вернулся в детскую, как будто его туда магнитом тянуло. Маленькая кровать и игрушки производили давящее впечатление, но он все же медленно прошелся по комнате, рассеянно скользя взглядом по обстановке.
Его взгляд остановился на картине на стене. На огромном холсте был изображен город; вне сомнения, это был Элевсин, изящные линии дворца, в котором они находились, было трудно не узнать. Но сам город не имел почти ничего общего с теми изображениями, что сохранились с довоенных времен. Эдгар несколько мгновений вглядывался в картину, прежде чем сообразил: художник нарисовал Элевсин древних времен, когда его только начали строить. С тех пор он расширился и переобразился, до того, как его уничтожила война. Интересно, художник рисовал из головы, отпустив фантазию в свободный полет, или же на чем-то основываясь? В том, что картину рисовали не с натуры сомнений не было; она выглядела совсем как новая, краска не облупилась и не осыпалась, да и на деревянной раме не было никаких признаков прошедшего времени. Два столетия картина провела вне времени вместе с замком, но ведь прошедшие тысячелетия с момента основания Элевсина не могли пройти даром!
Эдгар подошел к картине и осторожно провел рукой за рамой, стирая тонкий слой пыли. Когда его пальцы вдруг утопили незаметный рычажок, он ничуть не удивился. Раздался тихий щелчок и картина отодвинулась в сторону, вместе с куском стены. Старый, как мир, тайник. Даже странно, что никто не наткнулся на него раньше...
Он медленно вытащил из тайника небольшой сверток, завернутый в грязную тряпицу. Прежде чем развернуть его, внимательно прислушался к себе. Пахло пылью и старой тканью, никаких остаточных ароматов яда, которые он научился распознавать еще в Храме, что не раз спасало ему жизнь. Сверток был длиной примерно в локоть, не тяжелый и прекрасно сбалансированный. Ткань, некогда бывшая белой, посерела от пыли, и затейливая вышивка золотой нитью поблекла. Он невольно задержал дыхание, словно перед прыжком в воду, и рванул ткань.
В его руках оказалась изящная статуэтка из серебристого металла, инкрустированная синими прозрачными камнями, переливающимися в лучах солнца. Формой она напоминала морского конька, но на этом ее сходство с рыбами или иными живыми существами заканчивалась. Сделана она была с невероятным искусством, тончайшая резьба на незнакомом языке обвивала статуэтку сверху донизу.
Могла ли эта статуэтка быть той «игрушкой», которую требовала Лилианн? Вполне возможно. С другой стороны, ведьма говорила о том, что «игрушка» находится в катакомбах Элевсина, а он нашел ее аж на шестом этаже. Впрочем, кто сказал, что ведьмы никогда не ошибаются? Дворец был заморожен два столетия, и никто не знал, что в нем есть. В том числе и Лилианн...
В любом случае, это уже что-то.
Эдгар решительно замотал статуэтку в тряпицу, спрятал за пазуху и быстрым шагом направился прочь из дворца.

@темы: new, Дженнис, Линнэр, Эдгар