Дженс
Дворец казался необъятным, и чем дольше они его изучали, тем больше Эллаирэ убеждалась в том, что на детальное обследование уйдет не один день. Шесть этажей, плюс еще один под землей, и это не считая башен и небольших пристроек на внутренней площадке. Солнце уже начинало клониться к западу, а они обследовали всего два этажа. Впрочем, ей это скорее напоминало экскурсию, нежели поиски...
Они разделились – Дженс пошел на подземный этаж, а она и Дженнис решили начать с шестого этажа, и постепенно спускаться вниз. Наверху были личные покои королевской четы и их наследников, и молодая волшебница не могла сдержать трепет входя в эти комнаты, где два века не было никого живого. Наложенные на замок чары сберегли дворец от неумолимого времени, и, казалось, его обитатели лишь ненадолго отлучились и вот-вот вернутся. Кое где они встречали следы поспешного бегства – осколки разбитого кувшина, опрокинутые стулья, брошенный на пол плащ... Только эти следы и напоминали о той трагедии, что здесь разыгралась.
Джен медленно обходила комнату за комнатой, не столько ища подозрительные вещи, сколько изучая обстановку. Поднимала и ставила на место опрокинутую мебель, сдвигала в сторону мусор, проводила рукой над подсвечниками и кубками. Иногда она начинала говорить, прикрыв глаза, словно в трансе, и тогда волшебница подходила ближе, боясь пропустить хоть слово.
- Это детская комната, в которой вырос Авинэр, последний король Элевсина, а позже здесь поселили принцессу Арину. Арине было всего четыре года, когда разразилась война. Она была первой... и единственной дочерью Авинэра и его супруги, Лайхэн. Когда стало ясно, что город не удержать, и единственный путь спасения это бегство, король пришел сюда с супругой, отпустил нянек, взял дочку на руки и приказал им уходить. Она пыталась протестовать, она не хотела уходить, прекрасно понимая, что король даже не помышляет о собственном спасении. Она искренне любила его и хотела разделить с ним его судьбу. Но он решительно воспротивился, сказав, что она должна жить – если не ради себя самой, то ради их маленькой дочери. Тогда королева попыталась уговорить супруга бежать вместе с ними. Он отказался. Он проводил их до входа в подземелья, поручил под опеку молодому офицеру, которого назначил главным в группе беженцев. А потом вернулся на стену и присоединился к своим воинам. Больше они не встречались.
- В этом кабинете Авинэр проводил большую часть времени, с головой уходя в работу. А Лайхэн сидела в этом кресле, рядом с супругом, занятая вязанием или чтением. Она не помогала ему, так как плохо разбиралась в политических тонкостях, но и не мешала, сидела тихо, главное – рядом с ним. Они поженились за шесть лет до войны, и очень любили друг друга. Лайхэн была дочерью садовника, и как-то совершенно случайно попалась на глаза Авинэру, когда тот еще был принцем. Его родители не одобрили мезальянс, но Авинэр и Лайхэн встречались тайком, вплоть до трагической гибели короля и королевы. После собственной коронации, выдержав положенный год траура, Авинэр женился на любимой. По двору, конечно же, поползли слухи и сплетни, но никто не посмел и слова сказать. А спустя год о происхождении Лайхэн все забыли.
Эллаирэ остановилась перед большими портретами, висевшими в опочивальне. На одном была изображена молодая девушка с длинными каштановыми волосами и серыми глазами, в роскошном платье. На втором – высокий светловолосый мужчина, облаченный в охотничий костюм и сидевший верхом на вороной лошади. Джен неслышно подошла к ней.
- Да, - негромко произнесла она, - это они. Король Авинэр и королева Лайхэн. Он погиб в той безумной атаке, в последней атаке армии Элевсина, которая отвлекла внимание людей от беженцев и в итоге позволила многим незаметно покинуть пылающий город. Она сумела вырваться, вместе с дочкой. Что с ними стало дальше я не знаю.
- А ты не можешь вспомнить? – попросила волшебница. Джен медленно покачала головой.
- Я пыталась, - виновато произнесла она, - но у меня не получается. Я могу вспомнить мельчайшие детали того, что происходило здесь, но что с ними стало потом – для меня по-прежнему покрыто мраком. Память крови не всесильна, Лаирэ. Тем более, что я очень давно в ней не практиковалась.
- Я никогда не слышала об этом умение, - задумчиво произнесла Эллаирэ. – Даже когда мы в Школе изучали особенности вашей расы, об этом никогда не упоминалось. Или же моя память меня здорово подводит.
Джен молча пожала плечами. И тут из коридора донесся веселый голос Дженса.
- Вы не поверите, что я нашел!
- Не поверим, - подтвердила Джен, обернувшись ко входу. – Но это, должно быть, что-то необыкновенное, если ты прибежал сюда, чтобы сообщить об этом.
- Ты представить себе не можешь, насколько необыкновенное, - улыбнулся Дженс, шагнув в комнату и с любопытством озираясь по сторонам. – Но, младшая, ты меня совсем не ценишь – и отбиваешь всю охоту рассказывать тебе о моей находке!
- Не обращай внимания, - громко шепнула Эллаирэ, оторвавшись от изучения портретов и подошла к воину. – Что ты нашел?
- Девушки, вы просто не поверите. Я лучше вам сам покажу. Но, прежде всего, скажите, что вы меня очень любите.
- Очень-очень, - фыркнула Дженнис. – Да не томи ты уже...
- Нет, я действительно, лучше покажу. Следуйте за мной, дамы.
Джен и Эллаирэ красноречиво переглянулись, но послушно пошли вслед за приплясавающим от нетерпения воином.

@темы: new, Дженнис, Дженс, Эллаирэ