Дженс
Над головой раскинулся темный полог небес, на востоке подернувшийся голубоватой дымкой. Изогнувшаяся в насмешливой улыбке луна светила вечным напоминанием того, что еще неделя-другая, она наберет силу, засияет во всем своем великолепии, и тогда... Что будет тогда, Эдгар представлял весьма смутно. До сих пор никто, за исключением Линнэра, не открыл его тайну, но, когда полнолуние будет близко, это скрыть уже не удастся. А в том, что они не успеют к тому времени закрыть контракт, он не сомневался. Признаться, раньше он никогда не попадал в подобную ситуацию. Воины Храма вообще редко работают в отряде, на его памяти совместные задания можно было пересчитать по пальцам одной руки. И все эти разы он закрывал контракты быстро и стремительно, успевая распрощаться с партнерами задолго до полнолуния. Здесь же все было на порядок сложнее...
Отправив свой отряд отдохнуть, он решил пройтись и развеяться. Следовало как следует все обдумать, взвесить все «за» и «против» и решить, что делать дальше. Он надеялся, что они смогут принять решение все вместе, но в сложившейся ситуации это стало невозможным. Дженс, похоже, единственный в их отряде, у кого нет сомнений: как с самого начала ему понравилась идея прекратить охоту за бандами, так и теперь – каждое лыко в строку. Причем, он явно сумел убедить Даниэля и Эллаирэ, хотя активной позиции ни тот, ни другая так и не выразили. Когда волшебница собралась уходить, Линнэр отвел ее в сторону и поинтересовался ее мнением. Ничего путного она не сказала, спрятавшись за спасительным «Я не знаю, как будет лучше». Можно подумать, что он, Эдгар, знает! Джен явно была настроена скептически, но, хотя аргументы Дженса ее явно не убедили, она показалась ему заранее смирившейся с тем, что она осталась в меньшистве. А Линнэр, первый внесший предложение пойти в Элевсин, теперь молчит и загадочно улыбается, так что у Эдгара возникло страстное желание стукнуть его по голове чем-то тяжелым. Что, кстати, вполне возможно воплотить в реальности. В конце-то концов...
Линнэр ему нравился. Спокойный и рассудительный – в этом они были похожи, с той разницей, что Эдгар старался таким казаться, а у эльфа такой характер был от природы. Эдгар прекрасно понимал, что Линнэр намного его старше и опытнее, и весьма вероятно, что под его командованием отряд продвигался бы куда успешнее к своей цели, но... Но эльф был прав. Эдгар не смог бы смириться с тем, что он – второй. Как не смог смириться еще тогда, когда вышел на поединок против своего вожака, так и теперь... Линнэр благоразумно отступил в сторону, не доводя дело до конфликта, и создавшееся положение вполне устраивало их обоих. Вместо открытой вражды, которая могла бы возникнуть на пустом месте, у них сложилось нечто вроде дружбы. Эльф вызывал доверие, а тот факт, что он знал о звериной натуре Эдгара, даже играл на руку – с ним можно было не притворяться и позволить себе расслабиться. Будучи от природы интровертом, Эдгар всегда держался отстраненно, даже в стае; там друзья окончательно отступили на второй план в тот момент, когда он стал вожаком. Потом, много позже, уже в Храме появились, так называемые, друзья – его группа, с которыми они вместе учились, вместе тренировались и вместе прошли День Посвящения. Но даже среди них никто не мог похвастаться его особым доверием. За исключением, разве что, Даниэля. Впрочем, мальчишка стоял особняком. Да, стаи больше не существовало, и он давно уже перестал называть Эдгара своим хозяином, но иногда в его взгляде проскальзывало что-то... Некоторые вещи не проходят бесследно. А какая дружба может быть между вожаком и подчиненным? Эльфа же Эдгар признавал равным самому себе – он был вожаком, а Линнэр, хоть и не был безусловным лидером, умел заставить других делать так, как он хотел. Странно, но это не вызывало возмущения в душе самца-альфы. Возможно, потому что влияние эльфа было мягким и незаметным, никакой ярко выраженной властности, соответственно, никакой затаенной угрозы доминантности Эдгара. А, возможно, дело было в умении эльфа располагать к себе собеседника. Эдгар предпочитал об этом не задумываться. В конце концов, какая разница, почему так получается? Главное, что сложившиеся отношения устраивают и его, и Линнэра. В отличие от его отношений с Джен.
Джен... Эдгар вздохнул. После того случая у ручья, когда он не удержался и поцеловал ее, отношение девушки сильно изменилось. Она отдалилась от него, стараясь свести их общение до минимума и отделываясь односложными ответами, когда отмолчаться было невозможно. Он понимал, что совершил ошибку, что нельзя мешать работу и личную жизнь, что не должен был пытаться перевести их отношения на новый уровень... Но единожды коснувшись ее руки он понял, что этого будет мало. Его тянуло к ней со страшной силой. Она не обладала яркой красотой, как Эллаирэ, но было в ней что-то такое... Эдгар сам не мог объяснить что, он просто знал, что безумно хочет прикоснуться к ней, обнять, зарыться лицом в ее волосы. И точно так же знал, что она не позволяет ему приблизиться к ней, потому что боится не совладать с собой. Что ее тело остро реагирует на его присутствие, и что его желание взаимно. В таких вещах он не ошибался, здесь говорили древние инстинкты, заложенные в него вместе с укусом оборотня. Она хотела его точно так же, как и он ее, но, в отличии от него, у нее хватало силы воли противостоять этому и свести их отношения исключительно к рабочим. Он не мог не признать ее правоту, она поступала именно так, как учили в Храме; и он понимал, что таким образом они оба избегают множества проблем. Но понимал это он разумом. Сердце и тело отказывались соглашаться...
Он уже достаточно отдалился от таверны и угрюмый лес, окутанный предрассветным туманом, с каждым шагом становился все ближе, надвигаясь своей громадой и застилая ветвями горизонт. Скоро взойдет солнце, а потом, не успеешь оглянуться, как пора будет выдвигаться в путь. И он, Эдгар, должен к тому времени решить, куда они направятся...
- Думаю, я могу тебе в этом помочь, - неожиданно раздался мелодичный женский голос. И следом за ним тихий заливистый смех, прозвеневший словно серебряные колокольчики в высокой траве.
Эдгар остановился и медленно поднял голову. На опушке леса стояла невысокая стройная женщина в длинном светлом платье, на фоне которого отчетливо выделялся водопад темных волос. Он не почувствовал ее присутствия, и это ему не понравилось. Ни один человек, ни одно живое существо не могло подкрасться незамеченным к оборотню, он мог учуять чужое присутствие на достаточном большом расстояние. Однако его застали врасплох. И это было плохо.
- В чем же? – как ни в чем ни бывало спросил он.
Незнакомка снова рассмеялась и шагнула к нему. Эдгар сощурился, рассматривая ее. На первый взгляд она выглядела самым обычным человеком. Ясные голубые глаза смотрели открыто и невинно, на тонких губах играла доброжелательная улыбка. В воздухе появился аромат яблок и еще чего-то смутно-знакомого. Так пахнет воздух перед грозой, до того, как ударит первая молния. И Эдгар был готов поклясться, что еще минуту назад этого запаха не было.
- Такой сильный и такой глупый, - смеясь, произнесла она. – Эдгар, я в тебе разочарованна. Неужели ты сам не понимаешь?
Эдгар действительно не понимал. Но эта женщина нравилась ему все меньше и меньше. Более того, она знала его имя, хотя раньше они не встречались – в этом он был уверен.
- Прошу меня извинить за причиненные вам расстройства, сударыня, - ядовито сказал он. – Но мне чрезвычайно неудобно разговаривать с вами, когда вы знаете мое имя, а я ваше – нет.
- Да, это действительно неприятно, - согласилась женщина. – Хорошо. Можешь называть меня Лилианн.
Эдгар вежливо наклонил голову, не проронив ни звука. Лилианн несколько секунд молча вглядывалась в его лицо, а потом в очередной раз легко рассмеялась.
- Не будь таким напряженным, Эдгар, - ласково сказала она, подойдя к нему вплотную. – Я не причиню тебе вреда.
- Кто ты такая?
- Разве это имеет значение, Эдгар? – Тонкий палец, осторожно коснулся щеки мужчины, и ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, дабы не отшатнуться и не отшвырнуть незнакомку от себя. – Куда более важно, кто ты такой.
- Почему?
- Потому что ты мне нужен, - мурлыкнула Лилианн, обнимая его за шею и прильнув к нему всем телом. – Очень нужен.
Эдгар прикрыл глаза и глубоко вдохнул. Все его существо, все инстинкты кричали о том, что эта женщина опасна и что ничего хорошего от нее ждать не придется. И все же он не оттолкнул ее. Но обнимать его было все равно, что обнимать каменную статую.
- В чем дело, Эд? – Лилианн запрокинула голову и заглянула ему в глаза. – Я тебе не нравлюсь? Или же... – Она помолчала, вглядываясь в его лицо. – Или же ты не можешь забыть... ее?
- Что тебе нужно? – тихо произнес воин, проигнорировав ее вопрос.
- Ты, - просто и серьезно сказала женщина. – Почему ты так странно на меня смотришь, Эд? Мне не нужна твоя смерть. И это главное.
- Меня это невероятно радует, - не удержался воин.
- Зря ты так, - спокойно произнесла Лилианн, поджав тонкие губы. И в то же мгновение Эдгар почувствовал укол в левом боку, хотя до последнего момента он продолжал ощущать обе руки женщины на своей шее. Реакция была незамедлительной: он машинально отшатнулся назад и резко оттолкнул от себя незнакомку. Лилианн отлетела назад, словно игрушка, но, стоило ее телу коснуться земли, как она рассыпалась черно-белыми лепестками неведомого цветка. И снова раздался веселый, заливистый смех.
- Ты далеко заходишь, женщина, - выдохнул Эдгар, зажав рукой порез. Голос зазвучал на несколько тонов ниже, а ярко-синяя радужка по краям приобрела золотистый оттенок. Воздух вокруг него задрожал от разлитой энергии; было заметно, что он сдерживается из последних сил.
- Ну неужели? – раздался насмешливый голос, доносившийся, казалось, со всех сторон одновременно. – Сильно порезался? – с наигранной заботой поинтересовался голос и снова прыснул, словно молоденькая девчонка. – Поблагодаришь, что не серебряный?
Из груди молодого человека раздался глухой рык, в котором уже не оставалось почти ничего человеческого. Золотистый оттенок все больше и больше преобладал над васильковым в глазах Эдгара. Зверь был в бешенстве. Зверь рвался на свободу. Зверь мечтал растерзать эту женщину, уже доказавшую свою опасность. Дьявол, кто же она такая?!
Словно в ответ на его вопрос силуэт Лилианн возник прямо перед ним, будто соткавшись из пелены тумана. Она скрестила руки на груди, с интересом наблюдая за ним. Как ни странно, это помогло взять себя в руки. Он несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, усилием воли гася ярость. Все же, недаром он был вожаком. Секунда-другая и его глаза вновь обрели свой исконный, ярко-синий цвет, взгляд стал нейтрально-равнодушным, а выражение лица – бесстрастным. Странная энергия продолжала волнами расходиться от фигуры Эдгара, постепенно делаясь все незаметнее и незаметнее.
- Ты успокоился? – поинтересовалась женщина.
Он молча кивнул.
- Вот и славно. Не думала, что самец-альфа так легко выходит из себя. Никакого удовольствия работать с вашим братом, того и гляди – взорветесь. – Лилианн укоризненно покачала головой. – И как только тебя взяли в Храм?
- Тебе так важно это знать?
- Ты прав, - согласилась она, одарив его чарующей улыбкой. – Это совершенно не имеет значения для нашего дела. Важно то, что ты все же попал в Храм.
- Что тебе нужно? – медленно повторил он, заложив руки за спину. Голос был низким, в нем все еще проскальзывали хищные нотки. Зверь не заснул, но лишь дремал, готовый встрепенуться в любой момент.
- Ну... – протянула Лилианн, словно размышляя. – Раз мне не нужна твоя смерть... значит, мне нужна твоя жизнь.
- Перестань говорить со мной загадками, женщина, - негромко произнес Эдгар, равнодушно глядя в ее глаза. – Что тебе нужно?
- Вот заладил, что тебе нужно, да что тебе нужно! – всплеснула руками Лилианн. – Эдгар, неужели ты всегда такой непробиваемый на работе? Ну хорошо, хорошо! – Она быстро подняла руки вверх, заметив золотистый отблеск в глазах Эдгара. – Мне нужен воин Храма. И я выбрала тебя.
- Почему?
- Потому что ты прекрасно справишься с этим заданием, - уверено ответила Лилианн. – На самом деле, здесь нет ничего особенного. В конечном итоге, мне подошел бы любой воин Храма. А ты просто подвернулся под руку. Считай, что тебе не повезло.
- Боюсь, тебе придется разочароваться, женщина, - медленно произнес Эдгар. – В данный момент я на задании. И я не смогу заключить с тобой...
Лилианн рассмеялась. Признаться, ее веселье уже порядком раздражало.
- Эдгар, Эдгар... – ласково промурлыкала она. – Неужели ты ничего не понимаешь? Я не собираюсь нанимать тебя на работу и заключать с тобой контракт. И тем более не собираюсь ждать, пока ты не закроешь свой нынешний. Ты возьмешься за мое задание прямо сейчас. И меня совершенно не интересует, как ты будешь все совмещать. Впрочем, с этим у тебя не должно быть проблем. Нужная мне вещь, которую ты достанешь, находится в Элевсине.
- Где?!
- В Элевсине, дорогой, в Элевсине, - послушно повторила Лилианн. – Видишь ли... мне стало известно, что вы собираетесь туда отправиться. Я не знаю, что именно вам там нужно, но раз уж вы все равно там будете, то почему бы не совместить? Ну не молчи же, Эдгар. Я по глазам вижу, что ты хочешь что-то спросить. Спрашивай, - милостиво разрешила она.
- Хорошо. – Эдгар с каким-то новым интересом взглянул на женщину. – Почему ты решила, что я выполню твой... приказ?
- Потому что ты сам захочешь его выполнить. – Она мягко улыбнулась, но глаза ее остались холодными и прозрачно-голубыми.
- Что ты имеешь в виду?
- Ты вожак, Эдгар. Ты несешь ответственность за свою стаю... пусть они и не твои сородичи. За исключением мальчишки, разумеется. И, если ты вздумаешь уклониться от выполнения моего задания, то я до них доберусь. Какими бы сильными и ловкими они бы не были, ты, кажется, уже успел заметить, что я все равно сильнее. – Она подняла руку и продемонстрировала изящный кинжал, на лезвие которого бурели капельки крови. – Так что, можешь мне поверить, я не бросаю слов на ветер. Всех и сразу, конечно же, убивать не буду – в конце концов, они могут помочь тебе в Элевсине. Начну, пожалуй, с девочки-колдуньи, с ней будет легко справиться. Потом заберу вторую девчонку. Затем – твоего сородича. Следом – старшего брата рыжей. С эльфом, думаю, придется повозиться, но в конечном результате я не сомневаюсь. Впрочем, - тут она снова улыбнулась, и на этот раз ее глаза засияли теплым светом, - думаю, мы до этого не дойдем. Не так ли, Эдгар?
Ярко-синие глаза полыхнули обжигающим огнем, но уже в следующий момент Эдгар взял себя в руки. Только воздух вокруг снова начал закипать.
- Не злись, дорогой, - спокойно произнесла Лилианн. – Я верю, что у тебя хватит благоразумия не доводить ситуацию до этого. В конце концов, пойми же, все зависит от тебя. И жизнь твоего отряда... твоей стаи – в твоих руках. Поверь, мне совершенно не улыбается их убивать, они славные ребята. И я искренне уповаю на твое благоразумие.
Эдгар опустил голову. Как бы не неприятно было это признавать, но она загнала его в угол. И выход из этого угла был только один...
- Что ты хочешь? – хрипло спросил он.
- Это уже похоже на деловой разговор, - одобрительно кивнула женщина. – Мне нужна одна... вещица. Мне доподлинно известно, что она находится в катакомбах Элевсина. Скорее всего, недалеко от дворца. Ты найдешь ее и отдашь мне. Вопросы?
- Что это за... вещица?
- Ты узнаешь, когда увидишь, - беззаботно отмахнулась Лилианн. – А чем именно она является – тебе лучше не знать. Крепче спать будешь. О том, что ты ее нашел, я узнаю, можешь не волноваться. Так что, все просто. Ты не будешь делать глупостей, быстро и споро выполнишь задание и отдашь мне эту вещицу. Я же, со своей стороны, не трону твоих подопечных. По-моему, очень честно, ты не находишь?
- А если я не смогу ее найти?
- Ты очень, очень постараешь выполнить мое задание, Эдгар. Если мне покажется, что ты пытаешься меня обмануть – первой пострадает колдунья. Но я уже говорила тебе, Эдгар, мне будет неприятен такой исход. Не принуждай меня к этому. Выполни задание, и сможешь забыть о мне, как о страшном сне.
Эдгар молча склонил голову.
Лилианн улыбнулась, послала воздушный поцелуй и медленно растаяла в воздухе, словно туман под лучами солнца. Эдгар же зажмурился и глубоко вздохнул. А потом решительно направился в сторону леса. Ему нужно было привести мысли в порядок.

@темы: Эдгар, Лилианн, new