Дженс
Когда они вернулись в таверну, небо на востоке уже посветлело, а деревня была окутана предрассветной голубой дымкой. Горячка боя уже давно схлынула, но спать Джен не хотела. Разговаривать тоже не хотелось. Поэтому, отрицательно покачав головой на предложение волшебницы пойти спать и на предложение брата сначала перекусить, а потом уже спать, она решила пройтись по притихшей деревне.
Разговор и подвод итогов Эдгар разумно отложил на вечер, дав отряду возможность отдохнуть после бессонной ночи. Им удалось решить дело малой кровью – после вмешательства волшебницы, битва закончилась. Линнэру удалось худо-бедно навести порядок и не позволить притихшим крестьянам убивать друг друга; ну а стены огня, возведенные волшебницей, надежно удерживали и тех, и других. Погибших было немного, из их отряда не пострадал никто. Эллаирэ, правда, на ногах не держалась; видать, не так легко давалась ей магия, но она с уставшей улыбкой заверяла, что после хорошего отдыха будет как новенькая. Во время допросов жителей соседней деревни, юная чародейка держалась поближе к Джен; девушки успели проникнуться друг к другу теплыми чувствами за время знакомства, и против ее компании Джен не возражала. Тем более, что сидела она тихо, не мешала; порой казалось, вообще не слушала, полностью уйдя в себя. И лишь изредка задаваемые вопросы свидетельствовали о том, что, несмотря на усталость, волшебница внимательно вслушивается в каждое слово.
Допросы эти оставили странное впечатление, и еще больше запутали дело. Оказалось, что буквально неделю назад на соседнюю деревню было совершенно нападение. Им удалось отбиться, потеряв только троих, и отделаться одним сожженным домом да дюжиной погибшей скотины. И все, с кем разговаривала Джен, уверенно утверждали, что на них напали... их соседи. Жители той деревни, где они сейчас находились.
...Еще в той бешеной мясорубке, следуя по пятам за Эдгаром и прикрывая ему спину, Дженнис обратила внимание на то, что из второй деревни пришли не только крепкие мужчины, но и несколько женщин и подростков. Вооруженные вилами и лопатами, эти женщины совершенно не были похожи на воинов; их глаза светились обреченностью и какой-то древней злостью. Когда она разговаривала с одной из этих женщин, мимо них проходил деревенский староста. Женщина, доселе тихо отвечавшая на вопросы, неожиданно с криком кинулась на него, пытаясь выцарапать глаза. Оттащить ее удалось с большим трудом, она яростно отбивалась, но не пыталась убежать а снова и снова кидалась на мужчину. И выла, как раненая волчица, у которой отбирают щенков: «Это он, он мою кровиночки зарубил, это все он!».
Когда ее, не без помощи Эллаирэ, удалось привести в чувство, выяснилось, что в том нападении двухдневной давности, у этой женщины убили сына. И убил его никто иной, как деревенский староста, она его хорошо запомнила. Мужчина же кричал, что в глаза не видел ни эту женщину, ни ее сына. И вообще, свою причастность к нападению отрицал. Как и сам факт нападения.
Картина происходящего никак не складывалась. Было совершенно очевидно, что одна из сторон врет. Либо жители первой деревни и впрямь напали на вторую, и тогда они пришли отомстить, либо же этого нападения не было, и эта ложь является жалкой попыткой оправдания. Но они так убедительно говорили, и те, и другие... Так искренне возмущались... И никаких расхождений в их словах не было, за исключением этого злосчастного нападения. Так что же произошло на самом деле? С чего это все началось?
- Тоже не спится?
Знакомый голос обдал ее теплым дуновением, словно порыв летнего ветерка. Джен вздрогнула. Надо же, так глубоко ушла в свои мысли, что не заметила, как он подошел...
Оказалось, что она уже некоторое время шла вдоль опушки леса, защищавшего деревню от холодных северных ветров. Эдгар стоял в нескольких шагах от нее, прислонившись плечом к дереву и скрестив на груди руки. Внимательный взгляд синих глаз задержался на разодранной куртке, он глубоко вдохнул, и девушка невольно поежилась.
- Не спится, - подтвердила она, подходя к нему. – Мне не дает покоя то, что они нам рассказали...
- Почему?
- Да потому что у них концы с концами не сходятся! – в сердцах, бросила она. – Вернее, у каждой деревни рассказ гладкий, и разногласий между ними нет, а вот вместе никак не складывается. Кто-то из них врет, Эдгар. Только я не могу понять зачем...
- Мы поговорим об этом позже, - мягко но решительно сказал Эдгар. – Когда соберемся все вместе. И обязательно до чего-нибудь додумаемся совместными усилиями.
- Так это когда еще будет, - дернула плечом Джен. – А терзает уже сейчас.
- Больше тебя ничего не терзает?
Джен молча подняла бровь.
- Например, что тот мужик с топором, который едва меня не зарубил, все таки тебя задел?
- Он порвал мне куртку.
Эдгар покачал головой и неожиданно оказался совсем рядом; Джен пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не вздрогнуть от этого стремительного движения. Он заглянул ей в глаза, а его рука осторожно коснулась плотной ткани куртки, отодвигая в сторону, и прикоснулась к обнажившейся коже. Джен тихо зашипела и отпрянула в сторону.
- От тебя пахнет кровью, Дженни, - спокойно сказал Эдгар. – Там я не разобрался, слишком много запахов, и голова кругом шла. Но он успел тебя задеть.
- Это царапина, - буркнула девушка.
- Которую нужно промыть и перевязать.
- Я это сделаю в таверне.
- Ага. – Эдгар криво усмехнулся, а потом решительно взял ее за руку и потянул за собой. – Пойдем, я здесь недалеко ручей слышал.
Дженнис покорно последовала за ним, словно маленькая девочка. Спорить было лень, к тому же, Эдгар успел создать о себе впечатление, как о человеке которому бесполезно возражать, если он что-то решил. Настоящий лидер-альфа, мысленно усмехнулась она. К тому же, по-своему он был прав. Джен могла себе позволить не обращать внимания на ранку, потому что прекрасно знала, что ее организм не допустит заражения и гангрены от такой царапинки, да и заживет на ней достаточно быстро; в скорости регенерации дикие уступали разве что оборотням, а уж в защите от всяческой заразы им и вовсе не было равных. Но не объяснять же это Эдгару...
Ручей оказался и впрямь близко. Они устроились возле воды и Эдгар помог ей снять куртку. Она повернулась к нему спиной и убрала волосы в сторону. Топор, под который она нырнула, скользнул по левому плечу и вниз по лопатке, разорвав и куртку с рубашкой, и кожу. Ее спасло лишь то, что двигалась она достаточно быстро, и страшное оружие не разрубило ее, а лишь оцарапало. Если бы она прыгнула на долю секунды раньше, он бы вообще ее не задел, но эта доля секунды ушла на то, чтобы сбить с ног Эдгара, увести его из под удара. Если подумать, они вообще очень легко отделались.
Эдгар отодвинул в сторону порванную ткань, некоторое время молча смотрел на ее спину, а потом она почувствовала, как он одним быстрым движением отрезал от полы ее рубашки приличный кусок и не смогла сдержать судорожного вдоха, когда холодный ветер коснулся обнажившегося бока.
- Я подарю тебе новую куртку и новую рубашку, - пообещал Эдгар, пряча тонкий стилет обратно в складки одежды. – Тем более, ты бы ее даже зашить не смогла, там сплошные лохмотья. Как он только этим топором мог хоть что-то срубить...
Он смочил в ручье отрезанный кусок ткани и осторожно промыл ей царапину, смывая засохшую кровь. Джен с трудом могла справиться с охватившей ее дрожью. Ей хотелось верить, что это просто естественная реакция организма на холодную воду. Но в то же время, она прекрасно понимала, что это неправда. От прикосновений Эдгара по телу распространялось легкое приятное покалывание, словно от сдерживаемой энергии, заставляя сердце биться чаще. Сидеть бы так еще много-много часов, и никуда не уходить...
- Ты права, - его голос снова зазвучал глубже и мягче, как тогда, когда они сидели и разговаривали после битвы, - это действительно царапина. Пожалуй, ее даже нет смысла перевязывать. Ты легко отделалась, Дженни...
Его пальцы продолжали медленно скользить по ее плечу, а губы оказались совсем рядом, обдавая шею горячим дыханием. Джен замерла, словно кролик перед удавом. Ей было приятно, и сердце колотилось все сильнее, но умом она понимала, что это неправильно. Что так не должно быть. Они работают вместе, и ничего большего между ними быть не может. Больше всего на свете ей сейчас хотелось убежать как можно дальше от этого мягкого обволакивающего голоса, от этих ласковых рук, от этого обжигающе-горячего дыхания, но она не двигалась с места. Неожиданно навалилась свинцовая усталость после бессонной ночи и недолгой, но изматывающей битвы, и у нее просто не было сил встать и куда-то идти. Но и оставаться здесь было нельзя...
Эдгар медленно повернул ее к себе и поцеловал. Его губы были мягкими и ласковыми, но Джен почувствовала, что падает куда-то в бездонную пропасть. Он продолжал целовать ее и это, как ни странно, придало ей сил. Она отстранилась и вскочила на ноги, с трудом переводя дыхание. Эдгар остался сидеть на земле. На его лице не было и тени смущения.
- Я, пожалуй, пойду в таверну, - с трудом выдавила Джен, оправляя разорванную одежду. – Это была... длинная ночь.
- Разумеется, - кивнул Эдгар. – Тебе нужно отдохнуть.
Девушка кивнула и, подхватив с земли куртку, быстрым шагом, только усилием воли не переходя на бег, направилась к таверне. Она не оборачивалась и так и не увидела взгляда, которым ее проводил Эдгар.

@темы: Дженнис, new, Эдгар